На главную Написать нам Карта сайта
консалтинговая компания Сибирский Дом Оценки
О компании Новости Лицензии Партнеры Контакты
Личный кабинет
Логин
Пароль
Регистрация
Подписка на обновления



Новости :: Законодательные новости
23.07.2009 В июне 2009 года вступили в силу поправки к закону "О несостоятельности (банкротстве)", которые отсекают большинство прежде популярных схем банкротства. СФ выяснил, какие уцелеют.

 
В июне 2009 года вступили в силу поправки к закону "О несостоятельности (банкротстве)", которые отсекают большинство прежде популярных схем банкротства. СФ выяснил, какие уцелеют.

В этом году банкротство ждет примерно 48,1 тыс. банков и предприятий — это на 40% больше, чем в 2008-м. Такой прогноз дал председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов. Всплеск активности компаний, добровольно заявляющих о своей неплатежеспособности, начался еще весной. Дрогнули даже колоссы: в середине июня заявление о несостоятельности подала ХК "Главмосстрой", входящая в "Главстрой" — строительную империю Олега Дерипаски.

Правда, эксперты объясняют нынешний ажиотаж не столько кризисом, сколько завинчиванием гаек государством. С 5 июня вступила в силу новая редакция закона "О несостоятельности (банкротстве)" N73-ФЗ. Она содержит поправки, весьма неудобные для тех компаний, которые через банкротство пытаются элегантно очиститься от долгов и недоимок, при этом сохранив производственные фонды и начав жизнь с чистого листа.

Горький хлеб банкрота
Самая главная неприятность для потенциальных банкротов состоит в том, что если раньше с предприятия, заявившего о своей несостоятельности, нечего было взять, кроме его имущества, то теперь, если этого добра на всех кредиторов не хватит, по долгам предприятия будут платить его бенефициары (пусть даже они владеют банкротом через цепочку других фирм). Первые прецеденты по перекладке долгов компаний на их владельцев появились еще до вступления в силу поправок. Так, 30 апреля Мосгорсуд постановил взыскать 15,44 млн руб. со Светланы Сухоруковой — владелицы обанкротившегося ООО "Международное внешнеторговое агентство". А с подачи Агентства по страхованию вкладов суды, по данным ЦБ, уже вынесли десять решений о привлечении к субсидиарной ответственности бывших владельцев обанкротившихся банков на общую сумму 3,12 млрд руб.

Кроме того, в новой редакции закона о банкротстве появилось прежде неизвестное науке понятие — "подозрительные сделки". К таковым относятся операции, наносящие вред кредиторам. Причем на "вредность" будут проверяться все операции с имуществом, цена которого превышает 20% стоимости активов предприятия. К подозрительным закон причисляет и неравные сделки (например, когда за полгода до банкротства директор вдруг продает хороший актив по заниженной цене). Раньше их можно было опротестовать лишь в том случае, если сделка произошла между взаимозависимыми фирмами.

Живые и мертвые
Все это означает, что многие схемы банкротства, которыми предприятия привыкли пользоваться для защиты от кредиторов, отомрут. СФ попытался выяснить, какие из них все же выдержат проверку законом.

Пустышка для банкира. В первую очередь пострадает самая рискованная схема — вывод активов с предприятия и последующее банкротство "пустышки". Собственно, и без ужесточения законов на ФНС и прочих кредиторов эти комбинации действовали как красная тряпка на быка. Использовать такой инструмент нельзя, полагает Андрей Бежан, юрист практики "Арбитраж. Конфликты. Судебные споры" фирмы "Вегас-Лекс", так как любые сделки по выводу активов, заключенные за три года до банкротства и позже, теперь могут быть оспорены арбитражным управляющим как подозрительные.

План-перехват. Аксиома любого комфортного банкротства — предприятие должно сразу взять инициативу в свои руки, то есть подать заявление о своей несостоятельности раньше, чем этого потребуют кредиторы. Таким образом компания сможет "провести" кандидатуру лояльного арбитражного управляющего (это, в частности, сделали и СЗЛК, и ЗАО "Ливиз") В его власти — затянуть или ускорить банкротство, он курирует составление ключевого документа — реестра требований кредиторов и утверждает график платежей. Сейчас арбитражный управляющий и вовсе станет всемогущим: по новому закону именно он будет решать, подозрительна сделка или нет. Значит, борьба предприятий и кредиторов за контроль над процедурой банкротства теперь ужесточится.

"Дочка" на заклание. До сих пор большой популярностью пользовалась схема, когда холдинги сосредотачивали все свои долги на формально независимых фирмах, а потом их банкротили. Кредиторы боролись с такими компаниями, но с переменным успехом (см. материал о ЗАО "Связной" и ООО "Сониквай" на стр.112). Но так как по новому закону владельцев бизнеса будут привлекать к материальной ответственности, то они больше не смогут (или не захотят) списывать долги путем банкротства "дочек". Главный вопрос здесь — удастся ли им скрыть родство, чтобы кредиторы не смогли убедить судей, что "дочка" действовала в интересах всей группы. "Если в цепочке, например, участвуют иностранные компании, что-то доказать в суде будет затруднительно",— говорит Александр Тимофеев, адвокат фирмы "Тимофеев, Фаренвальд и партнеры". То есть инструмент годен, но условно.

Подставной кредитор. Эта схема присутствует чуть ли не в каждом банкротстве. Суть в том, что банкротство компании инициирует дружественный кредитор, которому предприятие якобы задолжало больше, чем прочим, отнюдь не дружественным. Если такой кредитор добьется включения своих требований в реестр — дело сделано. Он как самый крупный заимодавец получает перевес голосов на собрании кредиторов и дальше управляет процедурой банкротства по своему усмотрению, то есть в интересах владельцев предприятия (см. материал о СЗЛК на стр.110).

По меркам 73-го закона фиктивные займы — сделки подозрительные. Значит ли это, что на инструменте нужно ставить жирный крест? Вовсе нет, отмечает Андрей Бежан. Оспаривать подозрительные сделки по новому закону имеет право лишь арбитражный управляющий (по своей инициативе или поручению собрания кредиторов). Но если управляющий — ставленник банкротящейся компании, то он вряд ли "заметит" подозрительные договоры займа. А значит, схема с "добрым кредитором" в сочетании с перехватом контроля над банкротством сохранит жизнеспособность и после завинчивания законодательных гаек.

Увеличить

Офшор в кустах
С весны прошлого года банки пытаются уличить Северо-Западную лесопромышленную компанию (СЗЛК) в фиктивном банкротстве с участием подставного кредитора. Но тщетно.

В конце апреля 2008 года СЗЛК, крупнейший производитель школьных и общих тетрадей в СНГ, подала заявление о банкротстве двух основных предприятий группы — Неманского ЦБК и Каменногорской фабрики офсетных бумаг (КФОБ). Как объясняет бывший заместитель генерального директора СЗЛК Юрий Мурашко, к этому компанию вынудили действия Сбербанка.

Весной у компании из-за роста цен на сырье, химикаты, электроэнергию и газ образовался временный дефицит оборотного капитала. Тогда владельцы СЗЛК Игорь и Ирина Битковы обратились в Северо-Западный банк Сбербанка РФ с просьбой отсрочить очередную выплату процентов (175,6 млн руб.) на месяц, а в ответ получили требование о досрочном возврате всех ссуд и процентов на общую сумму 1 млрд руб. Выполнить это драконово требование было невозможно, и в конце апреля Битковы решились на банкротство. Свой взгляд на историю угасания прежде процветающей компании в "дружеских" объятиях банкиров Юрий Мурашко изложил в своей книге "Кредитное рейдерство: как это делается".

Но есть и другая версия событий. В марте 2009 года Калининградское независимое информационное агентство (КНИА) опубликовало расследование, в котором банкротство Неманского комбината названо аферой года. Авторы утверждают, что владельцы НЦБК и СЗЛК строили финансовую пирамиду, основанную на постоянном наращивании долга. И комбинат все последние годы неуклонно приближался к финансовому краху (уже в 2006-м долговая нагрузка превышала валовую прибыль в десять раз).

Но настоящим апофеозом стала заключенная всего за 12 дней до начала банкротства сделка по покупке комбинатом небольшого производителя тетрадей "Светоч" у британского офшора Vilda Consult на крайне невыгодных для комбината условиях. НЦБК должен был заплатить за ООО "Светоч" внушительную сумму 3,7 млрд руб., которая, как выяснили аналитики КНИА, в 25 раз превышала балансовую стоимость этого ООО. Причем Неманский ЦБК обещал рассчитаться с продавцом в 10-дневный срок, но деньги так и не перечислил. Да и откуда бы взяться миллиардам, если, как уже говорилось выше, в том же апреле у комбината не нашлось 175,6 млн руб. на проценты Сбербанку. В результате, говорится в опусе КНИА, никому не известный офшор стал основным кредитором не только Неманского ЦБК, но и КФОБ (как поручителя НЦБК по этой сделке). Vilda Consult автоматически получала 50,03% голосов на будущем собрании кредиторов, оттеснив ключевых кредиторов — Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Связь-банк, коим комбинат задолжал 3,65 млрд руб. По мнению КНИА, за Vilda Consult стоит все та же семья Битковых. Авторы расследования утверждают, что Vilda, выкупив доли трех бывших топ-менеджеров "Светоча", стала его собственником в том же апреле, то есть буквально за несколько дней до перепродажи компании Неманскому ЦБК.

Вокруг новоявленного кредитора сразу же вспыхнули нешуточные судебные баталии, продолжающиеся до сих пор. В апреле этого года Арбитражный суд Калининградской области после повторного рассмотрения дела включил-таки Vilda Consult в реестр кредиторов Неманского ЦБК, а в начале июня аналогичное решение принял суд Санкт-Петербурга и Ленобласти в отношении КФОБ. Банки пошли по инстанциям, пытаясь оспорить включение Vilda Consult в реестр кредиторов. Но пока безуспешно. Битковы одержали тактическую победу над банкирами и, похоже, благополучно реализуют сценарий управляемого банкротства.

Сейчас такая схема вообще стала самой безопасной. Расчет акционеров, ведущих компанию через банкротство, в таких случаях делается на то, что искусственно созданные кредиторы, контролирующие реестр, назначают "своего" арбитражного управляющего. По новому закону, говорит юрист Андрей Бежан из компании "Вегас-Лекс", именно этот ставленник "карманных" кредиторов — единственное лицо, которое вправе оспаривать подозрительные сделки, этих самых кредиторов породившие. А значит, никакие банки не смогут расстроить дружбу должника с избранными кредиторами. Такая вот долговая порука.

Опасные сироты
Схемы банкротства "дочек" часто проваливаются из-за явных родственных связей между "дочками" и "мамами". Сети "Связной" пришлось взять на себя часть долгов своих несостоятельных "родственников".

В последние годы многие отечественные холдинги научились перекладывать огромные долги (главным образом по налогам) на одну из своих структур и потом банкротить ее, оставаясь при этом в стороне. Для убедительности комбинации обремененную долгами "дочку" заблаговременно выводили из состава группы. Схемы эти реализуются с переменным успехом, говорят юристы: все зависит от того, найдет ли ФНС доказательства аффилированности или нет. Как показал опыт сотового ритейлера "Связной", семейные связи так просто не скроешь.

Все началось с того, что налоговая инспекция осенью 2007 года обвинила ЗАО "Связной" — бывшего оптовика одноименной группы — в неуплате НДС на 2,73 млрд руб. (со штрафами и пенями) за 2004-2006 годы. Инспекторы утверждали, что в эти годы ЗАО "Связной" закупало телефоны у двух ключевых поставщиков — неких ООО "Телеком профи" и ООО "Транспродукт", которые уклонялись от уплаты НДС. Следовательно, ЗАО "Связной" необоснованно получало вычеты по НДС (как в том случае, если бы его контрагенты были добросовестными налогоплательщиками). Вот эти суммы ЗАО "Связной" должно вернуть в казну.

Недоимку ЗАО "Связной" не вернуло и зимой 2008-го подало заявление о банкротстве. Правда, взыскать что-либо с него оказалось невозможным, потому что у компании не было никакого ликвидного имущества, кроме безнадежной дебиторской задолженности, 17 автомобилей на балансе и 132 тыс. руб. на счетах.

Однако в апреле этого года история банкротства получила неожиданное продолжение: ЗАО "Связной" ни с того ни с сего пообещало выплатить налоговой службе до марта 2010 года 900 млн руб. Юристы считают, что банкрот пошел на соглашение с налоговиками из опасения, что те могут взыскать весь долг с группы "Связной". Владельцу холдинга Максиму Ноготкову было прекрасно известно, что вскоре начнет действовать новый закон, согласно которому по долгам "дочек" будут платить и их учредители. Лучше уж пообещать 900 млн, нежели платить 3 млрд.

Вряд ли "Связные" выкинули бы белый флаг, если бы ФНС не удалось доказать взаимосвязь банкрота и структур группы. Здесь принципиальным моментом стала дата выведения ЗАО "Связной" из состава группы. Когда именно это произошло, точно неизвестно. Но налоговики установили, что еще в феврале 2007 года Ноготков оставался генеральным директором и учредителем ЗАО "Связной", а группа владела всеми акциями ЗАО по меньшей мере до июня 2006-го. Это означает, что в рассматриваемый период (2004-2006 годы) группа "Связной" была материнской компанией для ЗАО "Связной". Кроме того, ФНС обнаружила, что учредителем пресловутого ООО "Телеком профи" числился Александр Исупов, который также был соучредителем ЗАО "Связной МР" (одного из трех розничных операторов группы).

А вот от сети "Техносила" налоговому ведомству пришлось отступиться. Оно два года судилось с бывшим оптовиком ритейлера — ООО "Сониквай" из-за неуплаты налогов на 1,2 млрд руб., но в январе 2009-го налоговики признали, что у них недостаточно материалов для взыскания долга с компаний группы. Юристы рассказывают, что ФНС потерпела поражение, так как не смогла собрать свидетельские показания, подтверждающие, что "Сониквай" действовал в интересах группы. Теперь "Сониквай" будет банкротиться в одиночку.


Сельская облава
Вывести активы, объявить "пустышку" несостоятельной и затем продолжить бизнес с чистого листа — об этом мечтает любой банкрот. Но, как показывает пример ЗАО "Ливиз", сегодня такая схема — настоящий динамит.

В марте прошлого года старейший ликероводочный завод Санкт-Петербурга ЗАО "Ливиз", подконтрольный бывшему сенатору Александру Сабадашу, подал заявление о собственной несостоятельности и остановил производство. Этому шагу предшествовал проигрыш тяжбы с налоговиками, требовавшими от "Ливиза" уплаты 350 млн руб. недоимки. К тому же у компании образовались немалые долги перед банками и поставщиками — одному только Рустаму Тарико, размещавшему заказы на разлив своей водки "Русский стандарт", "Ливиз" задолжал 160 млн руб. Погасить недоимки компания не смогла. На ЗАО "Ливиз" была введена процедура наблюдения и назначен временный управляющий Сергей Ковалев.

Как водится, компания использовала классическую схему создания искусственных кредиторов. После начала процедуры банкротства всплыли три офшора бывших совладельцев "Ливиза": Princemount Ltd, Astromex Ltd и Uniplus Ltd. Они якобы сначала прибрели по 19% акций "Ливиза", а потом передумали, получив обратно от "Ливиза" не деньги, а векселя на сумму покупки. Как выяснилось, компания задолжала трем офшорам около 570 млн руб., то есть больше, чем двум крупнейшим независимым кредиторам — ФНС и ООО "Русский стандарт водка" (РСВ). Летом прошлого года Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти включил их требования в реестр кредиторов. Таким образом, Сабадаш создал все предпосылки для перехвата управления банкротством и реализации сценария, выгодного для "Ливиза". Взбешенные ФНС и РСВ обратились в суд, пытаясь оспорить как включение требований трех офшоров в реестр кредиторов, так и сами договоры купли-продажи акций "Ливиза". Тяжбы длятся уже год, но пока (по состоянию на середину июня 2009 года) ни Тарико, ни налоговики особых успехов не добились. Столь же тщетными оказались попытки ФНС вывести из процесса временного управляющего ЗАО "Ливиз" Ковалева — он по-прежнему сохраняет свою должность.

Возможно, все бы получилось так, как хотел банкрот, считают опрошенные СФ эксперты, если бы в сценарии не присутствовал вывод активов. Так, за полгода до начала процедуры ЗАО "Ливиз" за 72 млн руб. продало свое технологическое оборудование одноименному ООО "Ливиз" — альтернативной производственной площадке, расположенной в Красном Селе. Туда же перешел на работу и персонал ЗАО "Ливиз", и в Красном Селе продолжился разлив водки под брэндами "Ливиза" (принадлежащие ему "Охта", "Синопская", "Пятизвездная" — самые популярные в Петербурге дешевые марки). Управление ФНС РФ по Санкт-Петербургу в апреле 2009 года подало иск о признании сделок по продаже оборудования между "тезками" недействительными, слушания по делу пройдут 23 июля.

Тем не менее налоговикам удалось-таки найти у Сабадаша ахиллесову пяту и испортить ему комбинацию. Дело в том, что собственники ЗАО "Ливиз", перенеся производство на резервную площадку в Красном Селе, не успели перерегистрировать на ООО "Ливиз" брэнды. Получается, что красносельская водка выпускается нелегально,— по закону завод имеет право производить только принадлежащие ему марки либо оформлять разлив соответствующим договором. В середине мая налоговики потребовали от ООО, чтобы оно эту подпольную деятельность прекратило. Теперь легально производить "Ливизу" практически нечего: в совокупности на запрещенные марки приходится около 95% выручки ООО. Поистине печальный финал для компании, которая по итогам 2008 года входила в тройку крупнейших производителей в Северо-Западном регионе. Причем беда, как говорится, не приходит одна: сейчас ГУВД Санкт-Петербурга проверяет ЗАО "Ливиз" на предмет преднамеренного банкротства.

Словом, должник был наказан — но не столько благодаря Фемиде (она, наоборот, оказалась довольно неблагосклонной к независимым кредиторам), сколько стараниями ФНС, для которой переиграть компанию стало делом принципа. А с июня этого года кислород "переводчикам активов" перекрывает и закон (см. стр. 96). Так что реализовать схемы а-ля "Ливиз" будет заведомо безнадежным делом.
Все новости рубрики     источник



Поиск по сайту
 
    
 
Витрина готового бизнеса
последние поступления: Подписаться
Продажа бизнеса:
  ночной клуб, бар Инфинити - 9 500 000р.
  Туристическое бюро - 500 000р.
  салон парикмахерская - 350 000р.
Покупка бизнеса:
  КУПИМ Компании, Юридическую и Частную собственность - 10 000 000р.
  куплю стоматологический кабинет - 0р.
  Агенство по оценке качества услуг - 30 000р.
Объекты инвестирования:
  РегионМаг - 1 000 000р.
  технология - 25 000 000р.
  ООО "Открытый Мир" - 116 432 000р.
Предложение инвестиций:
  КМБ Банк ЗАО - 100 000р.
Продажа нежвижимости:
  Продам 2-х этажное административное здание 711 кв.м., одноэтажное производственное помещение 546 кв.м. - 3 200 000р.
  Производственное помещение - 6 000 000р.
  База отдыха - 30 000 000р.
Покупка недвижимости:
  КУПИМ Собственность - 10 000 000р.
  Купим помещение - 100 000р.
  куплю павильон - 300 000р.
Продажа оборудования:
  Малоформатная офсетная машина - 345 000р.
  торговое оборудования киоск - 40 000р.
  Площадка для заготовки, переработки и реализации лома черных металлов - 15 000 000р.
Покупка оборудования:
  энергомощности - 20 000р.
Продажа транспорта:
  Audi S4 - 1 200 000р.
  ИСУДЗУ - 500 000р.
  TOYOTA - 490 000р.
Покупка транспорта:
  Toyota - 50 000р.
О Компании Новости Услуги Витрина готового бизнеса Лицензии Партнеры Контакты